Здравоохранение

Профессиональный борец с COVID–19

Анивский фельдшер из медицинского резерва

Елене Дзунза довелось работать в обсерваторе и ковидном госпитале, да ещё в его реанимационном отделении. Условия труда и ритм у медиков там жёстче, чем в амбулаториях и обычных стационарах. Так что с полученным опытом анивский фельдшер  вошла в когорту профессиональных борцов с ковидной пандемией. Может убедительно говорить о необходимости соблюдать санитарные меры предосторожности. А также прогнозировать, сколько времени их ещё понадобиться соблюдать в островном регионе. Тем более, что новости о второй волне в Китае расслабляться не дают.

Приезжая, но сахалинка

Елена Игоревна прибыла в Аниву не с материка, а с северной части острова. Выросла в Александровск-Сахалинском районе, после окончания островного базового медицинского колледжа проработала три года в селе Арково заведующей ФАПом. В 2013-м приняла приглашение на работу в Анивскую ЦРБ им. В.А. Сибиркина, где стала фельдшером кабинета медицинской профилактики. Занялась диспансеризацией, профилактическими осмотрами, принимала пациенток в смотровом кабинете.

– Город мне сразу понравился, спокойный и уютный. И море рядом, ведь от Арково до взморья – 5–6 км, очень не хватало прогулок по морскому побережью, к которым привыкла с детства. И климат в Аниве мягче, чем на севере Сахалина. К тому же отношение к работникам в ЦРБ достойное. Конечно, первое время жила в съёмной квартире, в 2014 году дали временное жильё – буквально на несколько месяцев, потом снова – съёмное.

В апреле 2015-го молодому медицинскому специалисту предоставили квартиру в арендном доме в Троицком, на работу она добиралась на автобусе. Елена Михайловна Горожанкина, которая тогда возглавляла ЦРБ, предложила фельдшеру переселиться в арендное жильё в Аниве. Так и вышло, в конце июля вместе с другими медицинскими работниками Елена Дзунза получила ключи от квартиры в новом арендном доме по ул. Гоголя.

Первое противостояние коронавирусной инфекции

На работу в обсерватор на 45 коек на базе детского лагеря «Юный железнодорожник» под селом Таранай Елена Дзунза приехала 1 апреля. Это была первая встреча с большим риском заражения. И к тому моменту на двухнедельную изоляцию по предписанию Роспотребнадзора отправляли уже не только иностранных граждан, но и россиян, прибывших на наш остров по делам или в гости к родне, а также сахалинцев из удалённых от областного центра районов.

– Боязни перед новой и опасной инфекцией у нас с коллегами не было, скорее, ощущали профессиональную уверенность. Ведь это наша работа, которую умеем хорошо делать. К тому же от ЦРБ хорошо обеспечивали средствами защиты от инфекции. Трудность состояла в другом – в эмоциональном напряжении. Люди приезжали в обсерватор в плохом расположении духа, понятно, что никому не хотелось сидеть 14 дней безвылазно в помещении вопреки планам.

Надо ли говорить, что раздражение люди пытались вымещать на медиках, призванных защитить их от коронавирусной напасти. При этом охранники находились в «чистой» зоне консерватора, чтобы не подцепить COVID–19. А врач-инфекционист и медсёстры трудились в «грязной», а значит, рисковали, да ещё принимали на себя волну негодования.

Конечно, не обходилось без конфликтных ситуаций, но их удавалось разрешить – разъяснениями, уговорами. А это немалые психологические нагрузки. Справлялись. Люди успокаивались, смирялись с необходимостью ежедневного медицинского наблюдения, измерения температуры и сдачи анализов. Когда приходил отрицательный ответ, медицинские работники радовались вместе с пациентами, отправляя их на выписку. В среднем в обсерваторе находились человек по 20, а самое большее – было 32 пациента.

В Долинске

В середине апреля Елена Игоревна вернулась в поликлинику и подала заявку на включение её в региональный медицинский резерв для противодействия коронавирусной инфекции. Почему? Просто знала про себя, что сможет, да и новый профессиональный опыт привлекал. 18 мая приехала в ковидный госпиталь в Долинск.

Кроме тщательного медицинского наблюдения, измерений давления температуры, сбора анализов, как бывает и в обсерваторе, в ковидном госпитале пациентов ещё и лечат: ставят капельницы, уколы, дают таблетки. Тяжёлых помещают под аппарат искусственной вентиляции лёгких. График работы – восьмичасовая смена каждые 16 часов, и не только в дневное время, но и ночью. На протяжении всех 8 часов медицинские работники находятся в полном облачении: защитном костюме, респираторе, очках, перчатках. Нельзя не воды попить, ни в туалет сходить.

В первые две смены с непривычки тяжело пришлось. А потом анивский фельдшер втянулась. Вместе с коллегами читали в Интернете публикации о погибших от COVID–19 медиках. Понимали, что риск велик. Но снова выходили на смену, тщательно применяя индивидуальные средства противоинфекционной защиты.

– Конечно, в госпитале пришлось лишний раз убедиться, что ковидная инфекция достаточно коварна и опасна. Зачастую она может проходить бессимптомно либо по типу обычного ОРВИ. И температура бывает невысокой, и самочувствие терпимым. Но потом возникают осложнения в виде вирусной пневмонии. При этом в лёгких происходят необратимые изменения, они словно слипаются.

В реанимационное отделение поступали тяжёлые больные. Но не было ни одного случая с летальным исходом за время работы Елены Игоревны. Один из пациентов 49-летнего возраста «затяжелел» буквально за трое суток, и врачи не ручались, что выживет. Но мужчину медики выходили. Недели через две встал, начал ходить.

Кстати говоря, по всей России смертность от COVID–19 ниже, чем в других странах с сопоставимым числом заболевших. Спросила анивского фельдшера, с чем это связано.

– Прежде всего, с тем, что в Российской Федерации своевременно ввели режим самоизоляции, то есть не после, а до массового распространения опасной инфекции, как мы помним, с 18 марта по 30 апреля. Это позволило сдержать наплыв больных. А Сахалинская область успела подготовиться к росту заболеваемости, развернуть ковидные площади. А также имеют большое значение эффективная диагностика, лечение. У нас на Сахалине даже тех, кто поступает в обсерваторы, направляют на компьютерную томографию лёгких. Это позволяет предупреждать развитие вирусной пневмонии.

Немного о справедливости

После госпиталя Елена Дзунза сама отправилась в обсерватор на базе санатория «Синегорские минеральные воды». Условия там очень хорошие, всех размещают в номерах. Есть телевидение, вай-фай. Первый этаж отведён для медицинских работников, отработавших с ковидными больными. Ещё три этажа – для обычных пациентов. А потом – на работу в ЦРБ. За профессиональный риск получила положенную оплату.

А ведь так было не сразу. Материальное вознаграждение за работу с ковидными больными медикам начали выплачивать с середины мая, по личному распоряжению и напоминанию президента России В.В. Путина властям в регионах. Для всех кто работал в долинском госпитале, сделали перерасчёт, назначили премии – федеральную и губернаторскую, и не по отработанному времени, а за сам факт нахождения в опасных условиях труда. И это справедливо.

А мы с вами, уважаемые читатели, можем просто сказать спасибо Елене Игоревне и её коллегам за их работу. Благодарность никогда не бывает лишней.

С. Захарова (фото из архива Е. Дзунза)

#Теги
Закрыть