Время местное

Мэр Анивы извинился перед жителями аварийных домов за письма о выселении

Артём Лазарев дал интервью программе «Наш день»

Наша газета «Утро Родины» и другие сахалинские СМИ рассказывали о предписаниях о выселении, которые получили жители аварийных домов. Обид и критики в адрес администрации высказывалось немало. Мэр района Артём Лазарев принял приглашение АСТВ и расставил «все точки над i».

– Артём Александрович, здравствуйте! Считаете ли справедливыми замечания анивчан, аргументированными обвинения о затянувшемся переселении?

– Безусловно, население всегда право. Тем более мы действительно заключали предварительные соглашения о намерениях, согласно которым, мы обещали расселить аварийный жилфонд, который был признан до 1 января 2017 года в срок до 1 января 2021 года. Это та задача, которая на сегодняшний день является приоритетом для всех глав муниципальных образований. И в общем-то мы изначально планировали, что свои обязательства сдержим. Вместе с тем, скажем так, объективные обстоятельства, которые от нас не зависели, помешали нам это сделать.

Если коротко, то мы отыграли земельный участок на который вышел подрядчик – компания «Лиго-Дизайн», один из лучших подрядчиков, которая осуществляет деятельность в сфере жилищного строительства, но вместе с тем, когда он начал производить проектно-изыскательные работы, выяснили, что на данном земельном участке очень плохие грунты, что приведёт к значительному удорожанию стоимости строительства. И он просто не сможет уложится в фиксированную стоимость квадратного метра для переселения граждан из ветхого и аварийного жилфонда – это порядка 84 тысяч рублей.

Так географически сложилось, что у нас в районе город Анива находится в петле реки Лютога, и нет других земельных участков, куда можно переселить людей и участка, который можно было бы предложить подрядчику, как альтернативу. Поэтому на протяжении этого времени мы работали с этим земельным участком.  Конечно, у нас пошла сдвижка по времени и по срокам. Хочу сказать, что не было проблем с финансированием в полном объёме для того, чтобы переселить людей. Объективно, мы это сделать не могли. Только сегодня подрядчик разработал проектное решение по строительству пятиэтажных домов. Подрядчик обязуется до конца текущего года построить весь жилфонд для того, чтобы переселить. Мы, соответственно, будем на эту дату ориентироваться. До 1 февраля мы встретимся с жителями, покажем презентацию. Всех обязательно переселим.

– Люди не знали всех этих тонкостей?

– На самом деле люди знали, и мы с ними встречались. Более того, я в конце 2020 года проводил встречу, на которой очень, на мой взгляд, доступно, объяснял, что сроки строительства смещаются, и если кто-то хочет, то может взять выкупную стоимость. 19 семей этой мерой воспользовались, переехали и улучшили свои жилищные условия.

– Когда-то район «Черёмушки» считали элитным. Но следов ремонта, помимо монтажной пены, которая была в трещинах фасада, мы не увидели. И тот факт, что эти дома были признаны аварийными впервые в 2015 году смущает. Возможно эти дома ранее включали в программу с которыми также не успели расселить в срок?  

– Первоначально массовое переселение из ветхого аварийного жилфонда осуществлялось в соответствии с майскими указами президента и переселяли весь жилфонд, который был признан до 1 января 2012 года.  Хочется сказать, что в течение 17, 18 года финансовые ресурсы на переселение данной категории не выделялись. Дома были признаны в 2015, но справедливости ради надо сказать, что на Сахалине и не реализовывалась программа капитального ремонта.

Фонд капремонта, который был создан в 2013, если я не ошибаюсь, получил своё финансирование в 2015 и начался процесс повсеместного капитального ремонта. Начали выделяться субсидии муниципальным образованиям. Капитальный ремонт, ровно, как и текущий в МКД производился исходя из тех платежей, которые мы с вами, как граждане, как жильцы ежемесячно платили по соответствующей строке в своих квитанциях. За эти деньги невозможно было произвести ни капитальный, ни текущий ремонт. И вопрос не к году строительства, а к эксплуатации. Есть постройки более ранние, но они в лучшем состоянии.

Я надеюсь, что до конца текущего года, в крайнем случае, 1 квартале 2022 года, всё-таки мы людей всех переселим. Но если будут ситуации или условия непригодные совсем для проживания, будем подключаться. Мы постараемся найти выход: купить квартиру на вторичном рынке, либо предложить маневренный жилфонд, чтобы человек в безопасных условиях дождался своего момента переселения.

Я встречался с Раисой Ивановной Андрюшенковой – «хэдлайнером» вашего сюжета.  Я спросил: Раиса Ивановна, вы знали, что мы в этом году вас не переселим? – Да, знала. – Почему вы в достаточно хлёстких фразах прокомментировали работу администрации? Она говорит, что её с 2015 года обещают переселить. Я предложил квартиру во вторичном жилфонде, переселю в хорошую квартиру с хорошим ремонтом, либо в первичном, но в другом населённом пункте. Раиса Ивановна сказала, что будет ждать свою квартиру в Аниве. Я считаю это правильным, строить там новые дома, где у людей долгие годы была квартира.

– От тягот людских перейдём к проблемам администрации. Какие трудности возникают при расселении людей?

– Если не брать во внимание лишь одну строительную площадку в Аниве, на которую мы 2800 кв. метров должны переселить аварийного жилфонда (плюс по сейсмоусилению переселяем из домов), то проблем, на самом деле нет.  У нас просто нет альтернативной площадки, пригодной под строительство, и это единственный объективный фактор. Повторюсь, только по этой причине мы не успели выполнить обещания в срок. У нас нет «потерявшихся» собственников или других проблем. В феврале закрываем вопрос с переселением 12 семей из села Таранай,  мы получили разрешение на ввод в эксплуатацию 6-ти домов.  До конца марта текущего года планируем переселить по программе «Сейсмоусиление». Один дом в селе Высокое и в Троицком 10 семей должны переехать. Очень хочется и все остальные семьи (100 человек), всех переселить. Я буду к этому стремиться.

– Как вы поступите с людьми, отказавшимся принять вариант выкупной стоимости? 

– У людей есть выбор. Тем, у кого нет другого жилого помещения, навязать деньги мы не можем. Они либо забирают выкупную стоимость, которая формируется по рыночной оценке, либо мы должны предоставить ему альтернативный жилфонд. Заставлять мы не будем. В единственном случае это обязанность для тех, у кого есть иное жилое помещение. И это требование федерального законодательства. У остальных есть право выбора. Никому не выгодно задерживать проживание людей в аварийном доме, нам тем более не выгодно. 

– Также анивчан возмутили письма с формулировкой о принудительном изъятии муниципального имущества. На наш взгляд, это не гуманно и даже жестоко. Неужели нет другой формулировки? Или другой возможности общения с населением?

– Я соглашусь с вами. Извинюсь не только перед пожилыми людьми, но и всеми, кто получил подобные письма. Я ориентировал своих сотрудников на то, чтобы они адресно обзвонили каждого человека, объяснили для чего это делается. Это банальная формальность.  Переселению ничего не угрожает, и никто не заставляет брать выкупную стоимость. Кто-то перезвонил, а к кому-то дозвониться не удалось, и эта информация не дошла до каждого. Здесь, конечно, есть недоработка моих структурных подразделений.

– Оценщика люди будут оплачивать сами, или вы готовы взять эти расходы на себя? Ведь это не людей проблема, что выполнение программы по переселению подвело.

– С точки зрения законодательства, сделать оценку – это обязанность людей. Это 5, 10 тысяч. Но я публично заявляю о том, что, если у кого-то есть финансовые трудности, я готов на себя взять эти расходы и определить источники финансирования в случае, если кто-то хочет пойти по пути получения выкупной стоимости. Напомню, кто не хочет – предоставим жильё.

– Благодарю за честность, всего доброго!

Источник интервью: https://astv.ru

Читайте также: 

Ответы на тревоги переселенцев

#Теги
Закрыть